Арнольд Минделл, миротворец и фасилитатор

Авторы: Арнольд Минделл, Эми Минделл



Текст взят с сайта http://www.popsy.ru
текст: Евгений Власов, фото Петр Жуков


Процессуальная психотерапия



Направление объединяет многие психотерапевтические школы, беря из каждой самое ценное, и, кроме того, обращается к восточному взгляду на мир (к буддизму, даосизму). Процессуальная психотерапия исходит из того, что в любом происходящем с нами процессе есть смысл, который изначально в нем заложен. Умение распознавать, понимать этот смысл и следовать за различными процессами во время психотерапии в сути своей сближает данное направление с философией даосизма и дзен-буддизма.

В процессуальной психотерапии выделяется две формы процесса: первичный, который находится ближе к сознанию, и вторичный, не осознаваемый нами и включающий различные физические симптомы, непроизвольные движения, сны.

Психотерапевту в данном случае необходимо сосредоточиться на вторичном процессе, в котором заложено много творческой энергии и ресурсов, не используемых человеком в его повседневной жизни. Обращая внимание на еле заметные движения, взгляды, нюансы отношений, процессуальный психотерапевт помогает разворачиваться тому процессу, который раньше казался пришедшему к нему человеку совершенно ему чуждым, но в котором заключено очень много энергии. Чтобы получить доступ к этой энергии, необходимо следовать за этим процессом. Помощь в понимании того, в чем заключается вторичный процесс, и поддержка в следовании за ним является основной задачей процессуального психотерапевта.


Процессы в психотерапии и в жизни


Мы живем в мире первичных процессов. Первичные — связаны с обыденной жизнью, с работой, с формальными и традиционными отношениями.
— Как дела?
— Нормально, сдал экзамен.
— Как сдал?
— Отлично.

В процессе диалога, всех видов общения первого уровня сильнейшим образом проявляются влияние общества, родителей-воспитания, умение привычно ориентироваться в часто встречающихся обстоятельствах.

Итак — роль процессов первого порядка ясна: это жизнеобеспечение, похожее на процессы уровня физиологических потребностей у Маслоу. Основное отличие подхода Минделла — видеть прежде всего не ряд состояний, а именно реку процесса.

Вторичные процессы для него, как для психотерапевта, для исследователя и гуманиста, представляют интерес особый. Потому, что именно в этих процессах мы можем быть счастливы, несчастливы, переживать и чувствовать-как-люди.

Первое внимание, в котором человек живет в обыденности, зачастую не позволяет открыть те вторичные процессы, для этого вводится категория второго внимания. Вообще — что-то сильно напоминает Карлоса Кастанеду. Я думаю, его литература оказала на формирование идей Минделла существенное влияние.
Во втором внимании мы можем видеть события в природе, особенности поведения других, наконец — собственные телесные проявления - и действовать, прислушиваясь к этой информации.

В психологию Минделл пришел из физики, из строгого, причинно-следственного мира, который, по его словам, невероятно сух и скучен. Почему скучен? Потому, что Мир людей, эмоций, переживаний, страданий — гораздо сочнее. Так ему показалось. Это было серьезным поворотом — принять решение не изучать физику, а изучать юнгианскую психологию и постепенно создавать свою школу в психотерапии.


Школа Арни Минделла и Эми Минделл


mindel_1.jpg
Основой теории Минделла служит увесистый словарь терминов. Идеологией стала восточная философия Даосизма или Буддизма, вообще — восточная. Суть в том, что любое событие имеет свой собственный смысл. Телеологически все оправдано, можно искать этот смысл, но главное — постулат, что смысл есть. Этот постулат моментально облегчает состояние человека, который находится в поиске смысла.
— Что случилось?
— Жизнь потеряла всякий смысл.
— Тебя выгнали с работы, что ли?
— Не только выгнали, еще и жена ушла.
— Так вот в этом-то весь и смысл. Что же ты ищешь?


Термины процессуальной школы психотерапии

Основное в учении Минделла — концепция сновидящего тела Dreambody. Можно объяснить это так: все, что вы говорите, это выражается вербально, а то, что сообщаете невербально — это движения тела. Тело отражает сны. Те сны, которые вы видите находят выражение в характере ваших движений, в интонациях речи и даже в оговорках. Тело сновидит и является вторым коммуникатором после речи. Если вы неискренни, то вы посылаете так называемый двойной сигнал. Первая, вербальная часть не соответствует телесной — и в ответ на сообщение вы получаете совсем не тот отклик, который ожидали. Так, в общих чертах. Если вы можете уловить слабые сигналы (как свои, так и другого), на краю, пограничные к обыденности — вы можете коммуницировать в полном взаимопонимании. Это редкость, и это обычно не приветствуется в формальном мире.
В словаре Минделла есть термины границ, каналов, есть и описание функционирования каналов психического восприятия.

Есть и особая категория — метанавыки. То, с каким чувством вы что-либо делаете. Особую важность имеют они для коммуникации, для любого общения, для любых действий.
Одну из самых созвучных времени статей словаря позволю себе привести целиком, в переводе В. Майкова.


Deep democracy — Глубокая демократия

1. Понимание того, что для адекватного представления реальности необходимо все. Осознание того, что мир может быть понят только частично.
2. Чувство того, что мир существует, чтобы помогать нам становиться нашими цельными самостями, и что мы существуем, чтобы помогать миру сиять целиком.
3. В ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ это означает открытость ко всем нашим внутренним голосам, чувствам, и движениям — не только к тем, которые мы знаем и поддерживаем, но и к тем, которые нам не слишком хорошо известны и вызывают страх.
4. ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ глубокая демократия означает наличие текущего осознания наших высочайших идеалов и наихудших настроений.
5. В ЖИЗНИ ГРУППЫ она означает готовность слушать и экспериментировать с любой частью, которая выходит на первый план.
6. В ГЛОБАЛЬНОЙ РАБОТЕ, глубокая демократия ценит политику, этническую принадлежность, сепаратизм, и дух природы.
7. Глубокая демократия означает, что всех следует поощрять замечать и выражать любые свои чувства.
8. В работе с большими группами глубокая демократия описывает открытость, уважение и понимание фасилитатора ко всем частям группы. Это значит позволять всем различным сторонам группы проявляться и взаимодействовать друг с другом; власти, бунтарям, всем боязливым и молчаливым частям предоставляется форум для свободного выражения.
9. Открытое и приемлющее отношение ко всем различным частям внутри и вне нас.
10. Глубокая демократия — это новая процедура осознания, которая уважает все личности, части и состояния сознания.
11. Она требует от вас умения в контакте с внешним миром замечать все свои внутренние переживания, удерживать осознание в данный момент чувств, сновидения и социальной власти.


Спасение организаций: фасилитация в конфликтах и кризисах


mindel_3.jpgМинделл много раз участвовал в «спасении» организаций. Дело в том, что концепция dreambody вполне может быть распространена на группу — эдакое коллективное сновидящее тело. Если второе внимание задавлено различным негативом — завистью, мстительностью, страхом, плохими предчувствиями — то в группе дела идут вразнос. Обычно не принято высказывать свои эмоции, если дела идут плохо: если бизнес накрывается медным или другим тазом — все переживания внутри. Если бы пригласили Минделла, он бы, во первых, усадил всех, к примеру, на пол, потом — дал высказаться, выступая в роли фасилитатора, направляя участников так, чтобы они высказывались от сердца, искренне. Обычно в результате такого общения группа преодолевает кризисный стресс — да и люди становятся ближе друг другу. Это первый этап, после его прохождения можно искать пути действий: что необходимо предпринять, что делать, куда бежать. Заметьте, после установления общения во втором внимании. Так что без искреннего выражения чувств (пусть это злоба, агрессия по отношению к начальнику, еще что-нибудь неприемлемое) пути преодоления группового кризиса найти невозможно, и группа (предприятие) рассыпается, закомплексованная деловым этикетом. Кризис — тут не до европейскости и этикета!


Как распрощаться с миром


Исключительно интересный опыт общения Минделла с людьми, находящимися на смертном одре. Мне запомнился один пример. Госпиталь. Безнадежный старый негр, он скоро умрет. Минделл взял его за руку и попросил говорить.

— Я никогда не был на каникулах… Я всегда работал и никогда не отдыхал…
— А что бы вам больше всего хотелось?
— На каникулы, хочу отдыхать.
— Ну так отправляйтесь, сделайте то, что хотите, вам никто не может препятствовать!
— Да, можно?
— Ну конечно можно!

Глаза пациента закрыты, он сообщает, что видит обстановку отдыха, пляж, пальмы и все такое. Через несколько минут он умирает.
Подумайте, кто находится рядом с умирающими? Глубоко огорченные родственники — это самый лучший вариант. Многим приходится прощаться с миром, когда рядом находится полицейский, или, не дай бог, наш милиционер. Худшая из смертей.
Минделл считает, что можно и необходимо общаться вербально, мысленно, телесно — с находящимися в коме. Он полагает, что это общение имеет огромную цену, огромное значение для находящегося в коме, а обычно, тело в коме уже и человеком не считают. Инсульт — кома — поддержка — и отключение поддерживающих приборов. Врачи говорят о лекарствах и о чем-то своем… Тоже мерзкая смерть.
В православной традиции к умирающему приглашают священника — он помогает уйти.


Сны наяву

Одна из техник Минделла — сновидение наяву. Особая техника, требующая покоя и медитации. Она позволяет увидеть те вторичные малозаметные сигналы души, которые мы не слышим, в шуме обыденности. Сновидение — это и процесс предсознательной, чувственной осведомленности о мире или о себе. Сновидение — это то, благодаря чему мы видим сны, способны мечтать, воображать. Особая степень мастерства — осознанное сновидение, когда во сне человек бодрствует. Это все — по Кастанеде. Желание контролировать свои сны возникает у человека потому, что его неудержимо влечет к свободе. То, что наяву никогда не произойдет, происходит в контролируемом сновидении. Для психотерапевта — это способ изменения клиента, способ научить его воплощать желания, завершать гештальты и способствовать тому, чтобы человек осознал свои истинные мотивы, потребности. В дурных руках умение контролировать сновидения — эдакое роскошное развлечение, или еще хуже — полный уход от попыток договориться с реальностью. Так и любая психотехника (как вообще любая вещь) может применяться на пользу, может быть бесполезной, а может вредить.

Особый личный интерес Минделл уделяет сейчас распространению своего учения — процессуальной психологии и психотерапии, в Москве есть его представители, их легко найти в www.

Другой интерес — работа с миром (worldwork). Под этим термином он определяет работу с группой, и совместную работу нескольких групп. Цели такой работы — преодоление напряженности, попытки предотвращения физического насилия. У него был опыт работы с группой, состоящей из конфронтирующих Белфастцев, католиков и протестантов. Группа собиралась тайно, и в процессе занятий, как он считает, были достигнуты успехи, ведущие к миру, к прекращению конфронтации. Дорогу к миру всегда можно найти — все во власти людей.


Российский опыт и идеальный мир

mindel_2.jpgВ 93 г. Минделл фасилитировал общение в группе, состоящей из представителей народов Кавказа и русских на конференции по предотвращению напряженности. Эта работа описана в книге «Сидя в огне». Интересно, что от высказываний представителей силовых структур, он их называет KGB — по старинке, он чувствовал холодные мурашки по спине — это как в песне поется: «Холодок бежит за ворот». Не знаю, как вы, читатель, а я иногда этот холодок чувствую, это такое свойство нашей страны. Мало того, что просто холодно большую часть года, есть еще люди, добавляющие холодка за ворот.

На конференции была групповая работа, и были какие-то успехи. Что из всего этого вышло в результате, мы знаем. Но это была лишь одна конференция, чего можно было добиться, но он все равно пытался.

Идеальный мир Минделла — мир, где люди и группы (меньшинства и большинства) способны понимать друг друга, знать свои ранги, силу и слабость своего положения, но не пользоваться этим положением, а с мудростью осознавать его, и в соответствии с этим осознанием строить общение. Идеальный мир — в котором каждый учится понимать другого, учится слышать и действовать, не нанося вреда. Не знаю, возможен ли такой мир, крепче ли он реального мира. Или он возможен только в сознании и подсознании обиженных, злых и угнетенных.

Интересен взгляд Минделла на терроризм. Он считает это явление присущим современной организации мира, и заявляет, что борьба с террористами — бесполезна по своей сути. Бесполезно уничтожать террористов. На их место река мэйнстрима вынесет всех, кто не вписывается, не укладывается в рамки ее потока, озлобленных и готовых к мести. Парадоксально, но Минделл считает, что с террористами нужно разговаривать, по крайней мере с теми, кто готов к диалогу, и не тогда, когда они, захватив заложников выставляют требования, а заблаговременно.

Я задал ему вопрос: «Арнольд, а возможна ли психотерапия без недуга, без болезни, как культурный феномен». Он ответил, что нет, терапия — она на то и терапия, чтобы лечить. Приводить в чувства и ставить на ноги, наделять силой и свободой.

А вот работа с миром — это уже не лечение, это, скорее, развитие человека, обучение основам осознанности себя, своего места в мире и основам жизни в мире — созидательной и насыщающей душу. 
Возврат к списку